Дожинки — рассматриваем основательно

дожинки

дожинки, обряд окончания жатвы у славян.

Народы и религии мира. — М.: Большая Российская энциклопедия. . 1998.

Синонимы:

Блок: 1/2 | Кол-во символов: 229
Источник: https://peoples_religion.academic.ru/842/%D0%B4%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8

Другие названия

рус. Дожинки, Спожинки, Досевки, Оспожинки, Госпожинки, Госпожин день (летопис.), Спожиницы (торж.), Вспожинки, Спасов день, Дежень, Овсяница, Оложиницы, Засидки, Складчины, Осенины, Земля-именинница, Большая пречистая, Успенщина, Успение, Успенькин день; белор. Талака, Спажá, Сплине, Вспленье; укр. Перша Пречиста; болг. Голяма Бугройца; польск. Plon, Pepek (Пупок), Święto Matki Boskiej Zielnej, Matka Boża Owocowa, Matka Boska Wniebowzięta; чеш. Maria Kořenná na nebe vzetiж чеш. и словацк. Dožinky, Obžinky, Dožata, Homola.

Блок: 2/12 | Кол-во символов: 547
Источник: https://wiki2.org/ru/%D0%9E%D0%B1%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8



Крестный отец «Дожинок»… Петр Петрович Прокопович

Своеобразный праздник в Беларуси стали отмечать с 1996 года. Эксперт Дмитрий Галиновский, который изучал «дожиночно-законодательную базу», рассказал, что за этот год ему не удалось обнаружить ни одного законодательного акта, где упоминались бы «Дожинки». Первое законодательное упоминание нашлось в 1997-м году. Именно тогда вышло первое постановление Совмина от 11 июля 1997 года «О целесообразности проведения… <> республиканской ярмарки тружеников села».

 

Что интересно, это постановление было подписано небезызвестным Петром Прокоповичем. «Наверное, Петр Петрович — это такая личность, значение которой в истории современной Беларуси мы еще не до конца оценили», — замечают, улыбаясь, эксперты.



 

Самые первые «Дожинки» были организованы в Мостах Гродненской области. К этому событию разработали еще одно постановление Совмина (от 4 августа). Оно и проливает свет на финансовую сторону вопроса: «Выделить 4,6 млрд рублей на расходы, связанные с приобретением и изготовлением наград для победителей республиканского соревнования по уборке урожая зерновых и зернобобовых культур», — зачитывает Дмитрий Галиновский, добавляя: «Видимо, этих денег не хватило, потому что Мингорисполком тоже стал спонсором призов — предоставил два трактора «Беларусь», которые он купил у МТЗ. Хотя, как выяснилось, горисполком МТЗ все-таки не заплатил, а просто списал трактора за долги».



 

Эксперты утверждают, что преобразования, проводимые во время подготовки «Дожинок», имеют ряд особенностей, которые «позволяют объединить благоустройство различных белорусских городов в единое явление, подлежащее изучению». Отличие «Дожинок» от похожих мероприятий, например Дней белорусской письменности, заключается в большем бюджете и соответственно масштабе строительства», отмечает руководитель экспедиции Степан Стурейко.

Блок: 2/4 | Кол-во символов: 1860
Источник: https://news.tut.by/culture/317844.html

Время проведения

В XIX — начале XX веков Обжинки справлялись в разное время в зависимости от климата и местности. У восточных славян Обжинки часто приурочивались к Успению, в Сибири совпадали с праздником Воздвижения (Здвиженья). В польском Поморье — в день св. Лаврентия (10 августа), у лужичан и кашубов — в день св. Варфоломея (24 августа). Болгары и сербы, приурочивая к молотьбе, отмечали часто в конце сентября. У западных славян-католиков день часто был связан с праздником Вознесения Девы Марии (польск. Święto Matki Boskiej Zielnej, 15 августа).

У поляков Обжинки отмечали после завершения уборки каждой из зерновых культур и в конце всей жатвы; последние нередко назывались «окренжна» — (польск. okrężna). В ряде мест Обжинки устраивались дважды: праздник по случаю уборки ржи в Вармии и Мазурии назывался plon (более старая форма), а после сбора с поля всех злаков — okrężyie и dożynki. В некоторых регионах Украины и Белоруссии Обжинки (Дожинки) справляли только в конце жатвы озимых, в других — только в конце жатвы яровых.

В Заонежье в некоторых деревнях молодёжь отмечала завершения жатвы 8 (21) сентября, выезжая на острова для проведения праздника.

Блок: 3/12 | Кол-во символов: 1168
Источник: https://wiki2.org/ru/%D0%9E%D0%B1%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8

Что изменили «Дожинки»?

Для подготовки города к «Дожинкам» каждый раз образовывается специальный Оргкомитет.



 

Однако фактически разработка предложений по преобразованию основывается на неком образе «правильного» города, сложившемся у областного и районного руководства.

 

Поначалу при проведении «Дожинок» любое преобразование связывали только с благоустройством территории и маскировкой чего-то старого и неприглядного в городе, что может попасться на глаза официальной делегации или гостям города, отмечает социолог Татьяна Водолажская. «Но с каждым годом увеличивается перечень объектов для реконструкции или ремонта, которые не связаны непосредственно с праздником».

Среди достижений «Дожинок» эксперты называют изменения «Дома на рынке» (барокко, начало XVIII в.) в Несвиже в 1998 году. После «Дожинок» там была размещена детская библиотека, с 2004-го открыта музейная экспозиция. Реставрировали и несвижскую ратушу.

 

В 2000 г. в Шклове также была проведена реконструкция ратуши с торговыми рядами (после «Дожинок» здесь разместилась гимназия). В 2001 г. в Мозыре активизированы работы по созданию Мозырского замчища. В 2002 г. в Полоцке произведена покраска Софийского собора, выполнено благоустройство территории возле Софийского и Богоявленского соборов, Спасо-Евфросиниевского монастыря, проведен ремонт бывшего иезуитского коллегиума XVIII в. (во время проведения «Дожинок» в нем была открыта художественная галерея). В 2003 г. в Пружанах реконструированы торговые ряды ХІХ в. — там открылся торговый центр.

 

В Волковыске в 2004 г. произведено благоустройство археологического памятника «Шведская гора», выполнена реконструкция дома-музея П.И. Багратиона — памятника ХІХ в. В Слуцке в 2005 г. проведено благоустройство замчища. В Бобруйске в 2006 г. восстановлен внешний облик Свято-Никольского кафедрального собора 1835 г. (восстановлен фасад, проведено оштукатуривание и покраска в белый цвет, возведены 3 купола) и выполнено благоустройство территории Бобруйской крепости.

 



 

В Кобрине в 2009 г. благоустроили старый городской парк им. А.В. Суворова (конец XVIII в.). В Лиде в 2010 г. был завершен первый этап реконструкции Лидского замка (восстановлены западная стена, южная башня, внутренняя галерея), правда, эта реконструкция является более чем спорной.

 

Постепенно стали менять свою роль и различные памятники. «В Кобрине на площади памятник Ленину стоял прямо в центре, — рассказывает социолог Татьяна Водолажская. — Пока ремонтировали площадь, памятник оказался в тени. В ряде городов произошло понижение постамента у памятника Ленина — в Бобруйске, в Мозыре. Начинают появляться городские скульптуры. Например, бобер, девушка с чемоданом и т.д. Они со временем преобразуют представление жителей о своем городе: все теперь знают, возле чего назначить встречу или куда отправить туристов фотографироваться».

Яркий пример Татьяна приводит и с Бобруйской крепостью. «Она как важный для города объект появилась в представлениях людей после того, как там поставили ледовый дворец. В самой крепости почти ничего не сделали, но за счет того, что в достаточно удаленное место поставили развлекательный центр, люди стали туда ходить и обнаружили для себя Бобруйскую крепость. Благодаря этому за окружающей дворец территорией стали ухаживать, сохранившиеся крепостные сооружения вызывают интерес у горожан, проложены дорожки, пространство «ожило».

 

При этом интересно отметить, что у каждого из дожиночных городов появился хорошо мемориализированный символический герой, известный человек. Это Огинский в Молодечно, Короткевич в Орше, Багратион в Волковыске. Их знают, их называют, и если в ходе «Дожинок» вообще актуализируются какие-то исторические имена, то это они и есть, многократно повторяемые.

 

Например, личность Суворова является доминантной в культурном ландшафте Кобрина. Даже холл отремонтированного ресторана «Кобрин» украшен портретом Суворова. В городе есть 3 памятника ему, гостиница «Суворов», улица и музей. «Но в разговорах с местными жителями Суворов не воспринимается как историческая личность, скорее как «бренд», символ, не имеющий серьезного культурного и патриотического наполнения, — говорит Степан Стурейко. — В целом для жителей характерно типичное незнание истории Беларуси. На вопрос о необходимости установки новых памятников историческим деятелям никто не говорил об общенациональных героях вроде Василя Быкова или Кастуся Калиновского».

 

Блок: 3/4 | Кол-во символов: 4393
Источник: https://news.tut.by/culture/317844.html

Выжанка

На исходе лета в хозяйстве, где осталось ещё не убранное поле, его дожинают толокой (то есть с добровольными помощниками).

Последний сноп жнут молча, чтобы не беспокоить «дух поля», который переселяется в него. По завершении работ жнеи катались по ниве со словами:

Жнивка, жнивка,

Отдай мою силку:

На пест,

На колотило,

На молотило,

На кривое веретено!

По старинному обычаю на сжатом поле оставляли небольшую часть не срезанных колосьев, связывая их лентой — завивают «бороду» — волотам, Волосу, Николе, Илье-пророку, «Божью бороду», «козу», «деда», «перепёлку»:

Уж мы вьём, вьём бороду

У Гаврилы на поле,

Завиваем бороду

У Васильевича да на широком,

У Васильевича да на широком.

На нивы великой,

На полосы широкой,

Да на горы на высокой,

На земле чернопахотной,

На землице на пахотной

В Полесье в последние колоски клали хлеб-соль. Обряд «завивания бороды» основан на представлении о духе поля, скрывающемся в последнем несжатом снопе.

В некоторых местах последний сноп связывали специальным небольшим свитком, хозяйка присаживается на сноп и приговаривает: «Ржица-матушка, народи на лето получше этой, а если такой, то не надо никакой».

Последний сноп — «именинник», он пользовался особым почётом: его наряжали в сарафан или обвивали ситцевыми платками. После из колосьев сплетали венок для самой пригожей девушки из толоки и с песнями несли на «пир честной», называемый «складчинами» «братчинами», «пировать Успенщину».

Если по пути домой встречался мужчина или хлопец, девушка снимала венок и надевала ему. Остальные прыгали вокруг и пели, требуя выкупа. Придя к хозяевам поля, девушка надевала венок хозяину на голову. Все входили в хату, где уже ждал ужин: блины с салом, яичница, мёд и густая каша — чтобы посевы были густые. Выпив, девушки запевали:

Как на нашей нивке

Сегодня дожинки.

Диво-диво!

Наш хозяин тетерев

За горилкой полетел,

Диво-диво!

А хозяйка тетера,

У те готова вечеря?

Встречайте со жнива,

Ой, диво-диво!

Наиболее рельефно товарищеское начало проявлялось в таких «толоках» или «выжанках», во взаимопомощи при окончании жатвы. Единственным вознаграждением лиц, явившихся на «выжанку», служило угощение. Заранее оповещалось, что у такого-то будет «выжанка». Женщины охотно шли на «выжанку», имея в виду возможность несколько повеселиться в разгар полевых работ, обеспечить себе подобную же помощь. Работали с песнями и шутками, один другого подбодряя. Успех работы при этом бывал настолько велик, что иные оставляли к «выжанке» добрую половину всей своей жатвы. Ф. М. Истоминым в 1893-м году в Костромской губернии записана довольно любопытная в бытовом отношении «помочанская» песня:

Ты хозяин наш, ты хозяин,

Всему дому господин!

Наварил, сударь, хозяин,

Пива пья-пьянова про нас!

Накурил, сударь, хозяин,

Зелёнова, братцы, вина!

Нам не дóрого, хозяин,

Твоё пиво и вино!

Дорогá, сударь да хозяин,

Пир-беседа со гостьми!

Во беседушке, хозяин,

Люди добрые сидят,

Басни ба-бают, рассуждают,

Речь хорошу говорят…

В Ярославской губернии последний сноп «дожина» являлся всегда снопом ярового хлеба. Жницы с поля несли его в свой дом и клали в передний угол или на передний «попавошник», или на лавку. Часто это сноп стоял в переднем углу под «божницей». В иных местах последним выступал овсяный сноп. Снопом этим на Покров день, хозяин дома «закармливал скот». Для этого он утром в Покров день шёл во двор и прежде всякого другого корма раздавал каждой скотине часть последнего снопа. Сноп этот раздавал в рукавицах — «чтобы скот зимою не зазяб».

В степных губерниях России начинали сеять озимые за три дня до Обжинок и заканчивали в течение трёх дней дня после этого дня. Сроки обычно корректировались в зависимости от погоды и уборки яровых. Иногда успевали отсеяться к Яблочному Спасу.

Утром, пред выходом на посев озимых, вся семья усердно молилась, хозяйка давручала мужу хлеб с солью. Сеяльщик клал на телегу три снопа ржи с прошлого урожая, а на них в мешках укладывал семена ржи. На поле засевальщика встречали дети с пирогом и грешневой кашей. После засева пирог и каша съедались там же всей семьёй.

Блок: 4/12 | Кол-во символов: 4127
Источник: https://wiki2.org/ru/%D0%9E%D0%B1%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8

Спешка — визитная карточка всех дожиночных преобразований

В то же время отличительной особенностью «Дожинок» является ориентация на внешнего наблюдателя, стремление к достижению «показного» эффекта. Чаще всего это эффект новизны. Его феномен прочно скреплен с «ценностью нового». При этом о «ценности старого» и тем более о ценности аутентичности в ходе подготовки преобразований речь практически никогда не идет. Исторические здания не воспринимаются как актив, который можно в последующем выгодно использовать.



 

Например, «жертвами» подготовки к празднику часто становятся старые деревянные дома. Так произошло в Мозыре, Орше, Волковыске, центры которых почти полностью были избавлены от деревянной архитектуры. Реконструкция здания Белагропромбанка в Орше, являющегося памятником советского конструктивизма 1930-х гг., подтверждает, что в первую очередь в объекте ценятся его внешний вид и лишь во вторую очередь — его ценность как памятника.

 



 

Объединяют же все дожиночные города, по словам экспертов, сжатые сроки, за которые необходимо провести желаемые преобразования: как правило, «быстро и качественно» хотят успеть сделать за несколько месяцев. Спешка, говорят эксперты, уже стала визитной карточкой всех «Дожинок». При таких темпах не может идти речь о качестве, подчеркивают они. «В большинстве случаев их консервация в современном состоянии будет даже более предпочтительна, нежели такое поспешное и непродуманное обновление».



 

Например, для экономии времени архитекторы в ходе проектирования стремятся разработать для центральных улиц единые комплексные цветовые решения и способы оформления фасадов, замечает Степан Стурейко. «Но они носят упрощенный характер. Комплексность достигается не индивидуальной созвучной проработкой каждого строения, а за счет воспроизводства одного и того же решения на различных зданиях с минимальной индивидуализацией».



 

Причем то, что удачно получилось в одном городе, очень часто любят шаблонно использовать в другом. Например, фасады практически всех зданий окрашиваются в мягкие пастельные или кремовые цвета — мягко-зеленый, бежевый, светло-розовый и т.д. Одинаковым цветом окрашиваются все здания, без разделения на исторические и современные.



 

Эксперты обращают внимание также на наличие своеобразного «дожиночного» стандарта: ремонт инфраструктурных объектов города (от канализации и путепроводов до вокзалов и гостиниц), строительство крупных спортивных сооружений (с 2006 г. было построено семь Ледовых дворцов), создание пешеходных зон (с 2006 г.) и набережных (с 2001 г.), установка парковой скульптуры (с 2006 г.) и фонтанов в центре города.

Знает история «Дожинок» не только положительные примеры изменений. В Волковыске в 2004 году неудачно отремонтированы некоторые единичные здания начала ХХ в. В Слуцке в 2005 г. снесена земская больница, здание XIX в. (на ее месте теперь «благоустроенная» территория, прилегающая к новой бане).

 

В Речице в 2007 г. снесли женскую гимназию также XIX в., входившую в туристический маршрут «Золотое кольцо Гомельщины». Кроме того, была взорвана старая водонапорная башня в центре города. В Орше насыщенные преобразования оставили не только положительный след: в исторической части города снесли около 40 домов (в т. ч. объект XVIII в.). Жертвой поспешности можно назвать и Лидский замок. В Горках в 2012 г. не смогли предотвратить на территории академгородка снос дома, в котором жил Максим Горецкий.

Общим местом «дожиночных» преобразований стали ремонты железнодорожных вокзалов, которые во многих городах также являются памятниками архитектуры. Однако ремонтные работы зачастую сводятся к «евроремонту».

«Дожинки» представляются лакмусовой бумажкой, проявляющей актуальное состояние культуры белорусской провинции, уровень осознания городской идентичности, отношение к собственному прошлому и настоящему, — подводит итог Степан Стурейко. — Разбавляется, изживает сам себя советский культурный ландшафт, но пока что горожане не в состоянии найти ему осмысленную замену. Колесо благоустройства крутится пока что вхолостую».

Блок: 4/4 | Кол-во символов: 4033
Источник: https://news.tut.by/culture/317844.html

Иные обряды

Перед иконой «Прибавление ума» молятся об успешном обучении, о просвещении разума в учении.

В этот день святили жито и всё что растёт на поле, а также цветы. Поляки в этот день святили в костёлах зерновые культуры, горох, лён, овощи, фрукты, а также лекарственные растения, или травы, которые могли защитить от чародейства.

Большим событием в жизни крестьянской молодежи Тамбовской и Рязанской губерний было одевание на Успение первой понёвы девушкам 14—16-летнего возраста. Для этого ритуала было всего три праздника в году: Пасха, Семик-Троица и Успение. Одевание первой понёвы на Пасху и Троицу давало возможность понёвницам участвовать в весенних и летних девичьих хороводах, одевание понёвы на Успение — в молодёжных осенних посиделках.

На Украине с этого дня и до Покрова начинали засылать сватов: «Пришла Пречистая — принесла сватов нечистая» (укр. Прийшла Пречиста — принесла старостів нечиста).

В Полесье «на дожынки подают четверть водки и петуха; или петуха, яичницу, рыбу и поросёнка; петух должен быть подан обязательно». В священном городе балтийских славян Арконе на дожинки делался огромный пирог, и перед застольем жрец прятался за него и спрашивал у собравшихся — видят ли его и, услышав, что не видят, желал всем, чтобы на следующий год они также не смогли его видеть за урожаем хлеба.

В Обжинки же, как в весенние вечера, собирались парни и девушки под открытым небом. Тут забавы и игры, пение песен и пляска под музыку. На Обжинки нередко собирались пожилые, чтобы «полюбоваться юной резвостию»; молодые женщины приходили украдкой, чтобы повеселиться и погоревать о своей неволе.

В Словении считается последним днём лета или первым днём осени, с которого охлаждается вода и уже не купаются.

У болгар это был один из праздников урожая. В некоторых районах устраивались общесельские трапезы с поеданием жертвенных животных. Во время празднования танцевали общесельский хоровод (болг. хора), на который полагалось выйти в новой одежде. В хороводе участвовали не зависимо от возраста, начинал его наиболее удачливый в прошедшем сезоне хозяин.

Блок: 5/12 | Кол-во символов: 2074
Источник: https://wiki2.org/ru/%D0%9E%D0%B1%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8

Рябиновые ночи

С этого дня бывают «рябиновые ночи». Интересную запись, сделанную в Полесье о рябиновых ночах, приводит Чеслав Петкевич. «Рябиновая ночь бывает меж Пречистыми (15.08—8.09 по ст. стилю) и не дай Боже, штоб она у леси застигла хришчёного человека. Перуны бьють один за одним, страшенный ливень льёт и сховаться некуда, а блискавица блись, да блись, здаётся, что весь свет горит. У эту ночь рябки (рябчики) як поразлетаются по всему лесу, то уже так и живуть по одиночки. За этим-то эта ночь зовётся рябиновая».

Блок: 6/12 | Кол-во символов: 527
Источник: https://wiki2.org/ru/%D0%9E%D0%B1%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8

Фестивали «Дожинки»

В Польше с 1927 по 1938 годы в Спале ежегодно проходил фестиваль «Дожинки президентские в Спале», проводившийся в том числе и на территории Западной Белоруссии. В 2000 году были возрождены как «Дожинки президентские».

В Белоруссии с 1996 года ежегодно проводится Республиканский фестиваль-ярмарка тружеников села «Дожинки» (белор. Рэспубліканскі фестываль-кірмаш працаўнікоў вёскі «Дажынкі»).

Блок: 7/12 | Кол-во символов: 415
Источник: https://wiki2.org/ru/%D0%9E%D0%B1%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8

Литература

  • Агапкина Т. А. Топорков А. Л. Воробьиная (рябиновая) ночь в языке и поверьях восточных славян // Славянский и балканский фольклор. Реконструкция древней славянской духовной культуры: источники и методы. — М.: Наука, 1989.
  • Власов В. Г. Формирование календаря славян. Ранний период // Календарь в культуре народов мира: Сборник статей / ред. Н. Л. Жуковская, С. Я. Серов. — М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1993. — С. 102—144. — ISBN 5-02-017090-9.
  • Ганцкая О. А. Поляки // Календарные обычаи и обряды в странах Зарубежной Европы. Летне-осенние праздники. Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР. — М.: Наука, 1978. — С. 174—184. — 296 с.
  • Грацианская Н. Н. Чехи и словаки // Календарные обычаи и обряды в странах Зарубежной Европы. Летне-осенние праздники. Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР. — М.: Наука, 1978. — С. 185—196. — 296 с.
  • Грушко Е. А. Энциклопедия русских примет. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. — 432 с. — ISBN 5-04-004217-5.
  • Дожинать // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  • Покрывать // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  • Дожинки / Е. С. // Динамика атмосферы — Железнодорожный узел. — М. : Большая российская энциклопедия, 2007. — (Большая российская энциклопедия :  / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 9). — ISBN 978-5-85270-339-2.
  • Забылин М. М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. — М.: Издание книгопродавца М. Березина, 1880. — 607 с.
  • Золотые правила народной культуры / О. В. Котович, И. И. Крук. — Мн.: Адукацыя i выхаванне, 2010. — 592 с. — 3000 экз. — ISBN 978-985-471-335-9.
  • Золотова Т. Н. Поляки // Русские календарные праздники в Западной Сибири (конец XIX — XX вв.) / Отв. ред. Н. А. Томилов; Рец.: Ф. Ф. Болонев, О. Н. Шелегина; Омский гос. университет. — Омск: Издатель-Полиграфист, 2002. — 233 с. — ISBN 5-8268-0631-1.
  • Девушка / Кабакова Г. И. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 1999. — Т. 2: Д (Давать) — К (Крошки). — С. 36–39. — ISBN 5-7133-0982-7.
  • Август / Кабакова Г. И., Толстая С. М. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 1995. — Т. 1: А (Август) — Г (Гусь). — С. 87-89. — ISBN 5-7133-0704-2.
  • Колесникова В. С. Русь православная. Праздники и обряды. — М.: Олма-пресс, 2005. — 606 с. — ISBN 5-224-05162-2.
  • Коринфский А. А. Спожинки // Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа. — М.: Издание книгопродавца М. В. Клюкина, 1901. — С. 365—372.
  • Логинов К. К. Русский народный календарь Заонежья // Кижский вестник № 9 / Ред. И. В. Мельников, Р. Б. Калашникова. — Кижи: Музей-заповедник «Кижи», 2003.
  • Максимов С. В. Оспожинки // Нечистая, неведомая и крестная сила. — СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильворг, 1903. — С. 500—502.
  • Маркова Л. В. Болгары // Календарные обычаи и обряды в странах Зарубежной Европы. Конец XIX — начало XX в. Летне-осенние праздники. Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР. — М.: Наука, 1978. — С. 223—343. — 296 с.
  • Некрылова А. Ф. Русский традиционный календарь: на каждый день и для каждого дома. — СПб.: Азбука-классика, 2007. — 765 с. — ISBN 5352021408.
  • Русские / Отв. ред. В. А. Александров, И. В. Власова, Н. С. Полищук. — М.: Наука, 1999. — 725 с. — ISBN 5-88590-309-3.
  • Русские: история и этнография / под ред. И. В. Власовой и В. А. Тишкова. — М.: Олимп, 2008. — 751 с. — ISBN 978-5-17-052666-6.
  • Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. — М.: Наука, 1981. — 608 с.
  • Самоделова Е. А. Рязанская свадьба: Исследование обрядового фольклора. — Рязань: Рязанский областной центр народного творчества, 1993. — 326 с. — (Рязанский этнографический вестник).
  • Сахаров И. П. Сказания русского народа. Народный дневник. Праздники и обычаи. — СПб.: Изд-во МГУ, 1885. — 245 с.
  • Соколовский Вл. Времена года. Православный народный календарь. — Пермь: Урал-Пресс, 1996. — 288 с. — ISBN 5-86610-063-0.
  • Терентьева Е. Ю. Народные названия церковных праздников в русской и болгарской православной традиции // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. МГУ. — М.: МГУ, 2012.
  • Терновская О. А. К описанию народных славянских представлений, связанных с насекомыми. Одна система ритуалов изведения домашних насекомых // Славянский и балканский фольклор. Обряд. Текст. — М.: Наука, 1981. — С. 139—159.
  • Терещенко А. В. Быт русского народа: забавы, игры, хороводы. — СПб.: Типография военно-учебных заведений, 1848. — Т. 5. Простонародные обряды: Первое марта. Встреча весны. Красная горка. Радуница. Запашка. Кукушка…. — 181 с.
  • «Борода» / Терновская О. А. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 1995. — Т. 1: А (Август) — Г (Гусь). — С. 231–234. — ISBN 5-7133-0704-2.
  • Толстая С. М. Полесский народный календарь. — М.: Индрик, 2005. — 600 с. — (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). — ISBN 5-85759-300-X.
  • Традиции русского дома : настольная семейная книга / сост. В. К. Красунов. — Нижний Новгород: Нижполиграф, 2003. — 286 с. — ISBN 5-7628-02014-0.
  • Обжинки / Усачёва В. В. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 2004. — Т. 3: К (Круг) — П (Перепёлка). — С. 448–452. — ISBN 5-7133-1207-0.
  • Колос / Усачева В. В. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 1999. — Т. 2: Д (Давать) — К (Крошки). — С. 552–556. — ISBN 5-7133-0982-7.
  • Хроника Саксона Грамматика, XII в.
  • Чичеров В. И. Зимний период русского народного земледельческого календаря XVI – XIX веков. — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1957. — 237 с.
  • Шангина И. И. А я, молода, не ленивая была // Русские девушки. — СПб.: Азбука-классика, 2007. — 352 с. — ISBN 978-5-352-02194-1.
  • Васілевіч Ул. А. Беларускі народны каляндар // Паэзія беларускага земляробчага календара. Склад. Ліс А.С.. — Мн., 1992. — С. 554—612. Архивировано 11 мая 2012 года. (белор.)
  • Килимник С.. Український рік у народних звичаях в історичному освітленні. — Вінніпег, Торонто: Український Національний Видавничий Комітет, 1963. — Т. 5. Осінній цикль. — 283 с. (укр.)
  • Скуратівський В. Т. Дідух. — К.: Освіта, 1995. — 272 с. — ISBN 5-330-02487-0. (укр.)
Блок: 11/12 | Кол-во символов: 6671
Источник: https://wiki2.org/ru/%D0%9E%D0%B1%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8
Кол-во блоков: 17 | Общее кол-во символов: 26044
Количество использованных доноров: 3
Информация по каждому донору:

  1. https://wiki2.org/ru/%D0%9E%D0%B1%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8: использовано 7 блоков из 12, кол-во символов 15529 (60%)
  2. https://news.tut.by/culture/317844.html: использовано 3 блоков из 4, кол-во символов 10286 (39%)
  3. https://peoples_religion.academic.ru/842/%D0%B4%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8: использовано 1 блоков из 2, кол-во символов 229 (1%)


Поделитесь в соц.сетях:

Оцените статью:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий